Уличные автоматы по продаже молока серийно вскрывают. По ночам молотят дорогое оборудование, забирают выручку. Камеры видеонаблюдения фиксируют лица юнцов. На вид им по 13 -15 лет. Их оружие — отвертки и стамески. Полиция в рамках расследования рассматривает в том числе и версию о конкурентной борьбе.

В конце Второй мировой войны вермахт пополнило народное ополчение с романтическим названием “Вервольф”. Составляли его старики и подростки, которых не брали в регулярную армию. Действовал Вервольф на оккупированных территориях. Урон наносил небольшой, но выстрелами в спину, подрывом автомобилей и сжиганием домов заставляли советских бойцов ходить по отвоеванным землям с оглядкой.

В Петербурге объявились свои партизаны. Они громят молокоматы компании “Агрохолдинг ЭкоРос”. Те самые, которые в начале лета Роспотребнадзор и городская прокуратура заподозрили в отравлении 21 ребенка и двух взрослых. На днях Красносельский районный суд реабилитировал “ЭкоРос”, отменив санкции за якобы обман потребителей.

Новую головную боль фирме доставляют подростки. Они устроили настоящую охоту на молокоматы. 8 сентября в 5.20 наряд вневедомственной охраны на бульваре Новаторов в Кировском районе задержал 16-летнего вора, который инструментами вскрывал купюроприемник автомата. Егозаметил местный житель.

Всего, по информации “Фонтанки”, полиция возбудила десять уголовных дел по вскрытым молокоматам. В сентябре, как пояснили в компании “Агрохолдинг ЭкоРос”, подполье активизировалось. Пострадали киоски на Танкиста Хрустицкого, Ленинском и Дачном проспектах. В ночь на воскресенье, 22 сентября, злодеи пришли на Автовскую улицу, 15.

В распоряжении “Фонтанки” есть записи камер видеонаблюдения с попыткой взлома молокомата. В объективы попали три подростка. Они дождались, когда последние посетители отойдут подальше, и принялись за купюроприемники. Использовали отвертки. Попытка сорвалась.

По словам исполнительного директора компании “Агрохолдинг ЭкоРос” Андрея Гужова, воры давно могли бы понять, что вскрывать молокоматы бессмысленно. Как правило, вытаскивают по 50 — 100 рублей, потому что в конце дня молокоматы инкассируют. Днем к молокоматам с отвертками и стамесками никто не приближается.

“Ну ладно, попробовали один раз, другой. Но странно, что серия продолжается, — пояснил корреспонденту “Фонтанки” Гужов. — Добыча мизерная, а риск огромный. Мы вмонтировали антивандальные камеры высокого разрешения, недавно заключили договор с частным охранным предприятием. Есть вероятность попасть под жесткое задержание, не говоря уж о перспективах уголовного преследования”.

“Партизаны” пусть и ненадолго, но выводят молокоматы из строя. Следственно-оперативная группа полиции работает несколько часов, снимая записи камер и отпечатки пальцев. Восстановление аппаратов может стоить до 40 тысяч рублей с заменой стеклопакета, купюро- и монетоприемника.

Из-за завидной настойчивости юнцов, которые с каждым днем все больше напоминают подпольный отряд, поползли невероятные слухи на уровне мифов. Например, что некоторые производители товаров в упаковке прописывают расходную статью на борьбу с распространителями более дешевого street-молока. Доля тары в стоимости конечного продукта составляет примерно 20 процентов. Андрей Гужов в происки конкурентов не верит:

“С двадцатью молокоматами и штатом 13 человек, включая руководство, в пятимиллионном городе мы не соперники крупным производителям. Разве что нас пытаются “придушить” на самом старте, пока мы тысячи аппаратов не поставили. Но это из разряда фантастики”.

По другой, более вероятной версии, за молокоматами от безделья и возможности легкой наживы охотится юго-западная шпана. Проще вскрыть “бутылочник”, чем купюроприемник сбербанковского банкомата. Ну а то, что камеры работают да охрана может приехать с минуты на минуту, всего лишь добавляет перца.

Съемка  камерой видеонаблюдения

Александр Ермаков,
«Фонтанка.ру»