Алексей ЛОМОНОСОВ: «В вендинге больших денег нет»

Модное направление в бизнесе – вендинг – ежегодно привлекает десятки новых игроков. Об особенностях этой сферы корреспонденту «КВ» Анастасии ИЛЬЧЕНКО рассказал руководитель ООО «ВендОмск» Алексей ЛОМОНОСОВ.

– Алексей Александрович, сколько лет ваша фирма на рынке вендинга?

– Мы работаем пятый год. Заходили очень осторожно. Начинали с бизнес– центра, и пробный шар показал, что деньги здесь есть. Чуть– чуть, но есть. Вот и масштабировали. Но вендинг масштабировать до бесконечности нельзя. На определенном этапе бизнес начинает поедать сам себя. Издержки вырастают до такой степени, что чистая прибыль стремится к нулю. 10 автоматов приносят столько же, сколько 30 и 50. Возможно, после 100 прибыль увеличивается, но для этого нужен очень большой штат. Именно поэтому в Омске так мало крупных сетей.

Если аппарат зарабатывает «грязными» деньгами меньше 10 тыс. рублей в месяц, то дело экономически нецелесообразно. Многие начинающие вендеры забывают закладывать в себестоимость налоги, зарплату и амортизацию. Думают: сам поработаю, и зарплату платить не надо. А жить на что? Да, в принципе один человек может обслуживать сеть из 30 автоматов. Я сам в свое время так делал, у меня не всегда были наемные люди. Но если сразу не заложить расходы на амортизацию, то, когда что– то сломается, ремонтировать будет не на что. А сарафанное радио у нас работает быстро: вчера автомат выдал пустой стакан или сдачу недодал – люди прекращают идти. Нет людей – нет прибыли.

– В вендинге главное – место расположения автоматов?

– Традиционно самые популярные места – это большие торговые комплексы, гипермаркеты (не супермаркеты!), крупные учебные заведения, вокзалы, аэропорт. Это базовые места, за которые ведется борьба среди вендеров, а на торгах заявляются баснословные суммы. Мы предпочитаем держаться в середине. Желания рубиться за аэропорт, как «Ре дель Каффе» с «Ювенко», у нас нет. В целом в Омске жесткой конкуренции пока не наблюдается, хотя периодически появляются вредители, которые хотят испортить оборудование, чтобы потом самим занять наше место.

– Какая проходимость должна быть, чтобы автоматы приносили хорошую прибыль?

– В день должно пройти 200 человек. Согласно учебникам, из них только 10 процентов – 20 человек – выпьют кофе. На самом деле данному условию соответствуют не многие места, ведь это должна быть среднесуточная проходимость с учетом выходных и праздников. К тому же если рядом со снековым автоматом будет стоять бабушка со сникерсом даже на рубль дороже, будут покупать у нее, потому что у нас еще не развита культура потребления из автоматов.

– Какова сегодня стоимость аренды места под автомат?

– В теории она не должна превышать 15 процентов от оборота. На практике же все зависит от того, с какой целью арендодатель хочет разместить на своей территории оборудование. Возьмем автотехцентр, где много людей ожидают окончания ремонта. Чтобы создать положительный образ, его владельцы в какой– то момент начинают предлагать клиентам чай– кофе. А ведь это дополнительные расходы. Поэтому они решают переложить их на чужие – в данном случае наши – плечи. Мы заходим и, в зависимости от количества народа, договариваемся об оплате. Если более 200 человек – 2– 3 тыс. рублей. Пять тысяч – это очень дорого, надо сто раз подумать.

– А минимальная цена за квадратный метр аренды?

– Ноль. Есть и такие места, где нам платят. Им важен сервис для клиентов, а мы имеем прибавку к зарплате наших сотрудников.

– А вы пробовали зайти в область?

– Зачем? Это маркетинговый бред. Омск – большой город, места еще долго будет хватать всем. Да, нас регулярно приглашают и в Тару, и в Калачинск. Но мы рекомендуем всем желающим просто купить у нас аппараты, которые заменяем на более современные. Обеспечиваем людям техподдержку, ингредиенты, и они вполне успешно работают.

– За сколько сейчас можно купить б/у кофе– аппарат?

– В 100 тыс. рублей уложитесь.

– Какой у вас сейчас парк автоматов?

– Это коммерческая тайна. На этом держится весь вендинговый бизнес. Могу лишь сказать, что больше десяти, но меньше 100. Первый принцип работы вендера – конфиденциальность точки нахождения автомата. Некоторые автоматы вообще стоят на закрытых объектах. У тех, кто работает «всерую, нет никаких опознавательных знаков на автоматах, у тех, кто «вбелую», есть название и телефон – куда обращаться в случае поломки. На самом деле такая закрытость как раз и убивает мелких вендеров. А в принципе для рядового потребителя все равно, кто обслуживает автомат, для него важно получить качественный продукт. Одно из правил вендинга – создать магию: потребитель не должен знать, что находится внутри. В свое время мы вендинг выбрали именно потому, что в нем из взаимоотношений с клиентами исключается человеческий фактор.

– Какие налоги сегодня платит вендинг?

– В позапрошлом году для кофейного вендинга сменили базовую доходность. Изначально она была просто неподъемная – 7,5 тысячи. При этом касалась абсолютно всех автоматов, в том числе и с жевательными резинками, которые в месяц приносят максимум 3 тыс. рублей, т.е. только на налоги. Сегодня базовая ставка 4,5 тыс. рублей. На самом деле это тоже много, но все– таки позволяет работать и еще что– то планировать на будущее.

– Сколько сегодня в городе вендинговых компаний?

– По большому счету шесть крупных сетей: «Ре дель Каффе», «Ривьера– Вендинг», «Ювенко», мы и еще пара небрендированных вендеров. Плюс около десятка мелких, у которых по 3– 5 аппаратов. После нового года их много появляется, а в конце лета распродают оборудование. Потому что подводных камней не знают, а их хватает. Они рассчитывают на идеальные условия, которых в принципе не бывает, и множат их на количество автоматов. 100 тыс. рублей никто не заработает в месяц на кофейных автоматах. Это сказки продавцов. В вендинге нет больших денег, только на прожитье.

– И сколько можно заработать, например, на 5 кофейных автоматах?

– В местах со средней проходимостью на отдых точно не заработаешь, только на пиво – чуть больше 20 тысяч рублей. А инвестиций – на миллион! И окупятся они в среднем через 3– 5 лет. И то не факт, потому что по статистике всего 30 процентов автоматов дают 70 процентов прибыли, т.е. из 10 только 3 будут работать выше среднего, пара – в серединке, остальные – болтаться как балласт. И с этим ничего не поделаешь.

– Можно же переставить?

– Как только переставляешь и он выходит на средний уровень, какой– то другой обязательно провисает, потому что существует разные нюансы – неоднородность арендаторов, сезонность и т. д. Вот пример. В здании, где располагалась Кировское ГИБДД, у нас стоял автомат. Одно время все было хорошо, потом законодательно снизили время простоя в очереди до 15 минут, и ГИБДД стала работать быстро. Очереди исчезли, и у нас провалились продажи. Хотя состав арендаторов остался прежним. Не бывает идеальных условий.

– Алексей Александрович, давно заметила, что в одном автомате кофе вкусный, а в другом нет. Компании экономят на кофе?

– На кофе не сэкономишь. Это все байки. Можно взять самый дорогой кофе, но настроить настолько микроскопическую дозировку, что будут недовольные, а можно взять дешевый, но грамотно компоненты подобрать – и все будет очень вкусно. Все зависит не столько от ингредиентов, сколько от грамотности настройки оборудования и своевременности обслуживания. Даже правильно настроенный, с хорошими ингредиентами автомат, если он плохо обслуживается, будет давать воду.

– Каким производителям кофе– автоматов вы отдаете предпочтение?

– Итальянские аппараты Saeco и Rheavendors. Мы пробовали работать и с корейскими, и с китайскими, и с немецкими, и с американскими машинами. У всех есть плюсы и минусы. Но для себя сделали вывод, что итальянские лучше. У них хорошая служба поддержки, можно все быстро купить. В то время как на американские невозможно приобрести запчасти, официальных представителей в России практически нет. С китайскими – вообще невозможно работать. Это всегда барные полуавтоматы, переделанные в автоматы, они самостоятельно работать не могут в принципе. Немецкие – неплохи, но чересчур брутально выглядят и заправляются молотым кофе, который быстро выдыхается. И, опять же, имеют плохую сервисную поддержку. Их мало даже в Москве и Санкт-Петербурге. Работали мы и с испанскими, они готовят роскошный кофе, но техподдержка тоже отвратительная, мы их вывели из сети, и теперь у нас только итальянские.

– Вы используете для них отечественные или импортные комплектующие и ингредиенты?

– Импортозамещение – это хорошо, но культура производства в России пока сильно отстает от зарубежной. У наших людей сохраняется стремление сэкономить. Пример: пресс-формы рассчитаны на производство определенного количества стаканов. Если их менять реже, чем положено, то внешне стаканы ничем не будут отличаться, но когда они дойдут до потребителей, то выяснится, что они либо заклинивают в автомате, либо выпадают. Производители говорят: извините. А я уже купил 16 тыс. стаканов, и зачем они мне? Я лучше буду платить на 50 копеек больше за итальянские, которые работают на 100 процентов. Мы боремся за каждого потребителя. Нам не нужны негативные отзывы.

Источник: Ильченко Анастасия

2015-10-11T19:30:39+00:00 Июль 17th, 2015|Categories: Вопрос-ответ|Tags: |Комментарии к записи Алексей ЛОМОНОСОВ: «В вендинге больших денег нет» отключены