Финам ФМ: Сфера обслуживания — Вендинг

Сегодня в 10:02 на радиостанции «Финам ФМ» состоялось интервью в рубрике «Сфера обслуживания — Вендинг»

Программа освещает актуальные вопросы жизнедеятельности компаний, ведущих свой бизнес в сфере В2С. Розничные и ресторанные сети, индустрия гостеприимства, банковский ритейл. Гостями студии становятся топ-менеджеры компаний, работающих в различных областях бизнеса, напрямую связанного с обслуживанием конечного потребителя. Как меняется бизнес сегодня? Какие события происходят в отрасли? С какими проблемами сталкивается бизнес в процессе развития? Какие люди двигают отрасль вперед.

В гостях: Валерий Иванников, председатель правления НААТ; Виктор Васильев, генеральный директор сети «Ассорти»

Ведущий: Дмитрий Левицкий

Финам.FM

Сфера обслуживания 31/05/2011 10:02

Вендинг

ЛЕВИЦКИЙ: Доброе утро! «Финам FM», программа «Сфера обслуживания», Левицкий Дмитрий в студии. Будем продолжать говорить с вами о сфере Business-To-Consumer, интересные разные вопросы будем обсуждать. И сегодня наш разговор будет о вендинге – бизнес, связанный с торговыми автоматами.

Достаточно регулярно разные мои друзья из совершенно разных категорий бизнеса в личных разговорах говорят о том, что вот, есть офигительный бизнес – автоматы. Поставил и не думаешь ни о чем, жизнь твоя хороша, никаких людей у тебя нет, никакого обслуживающего персонала, никаких проблем: автоматы не опаздывают на работу, автоматы не просят повышения заработной платы – что, красота, да. Расставил – и все хорошо, все отлично. Это все, что я знаю о вендинговом бизнесе.

Именно поэтому сегодня мы пригласили в гости интересных собеседников. Валерий Николаевич Иванников – председатель правления Национальной ассоциации автоматизированной торговли. Здравствуйте.

ИВАННИКОВ: Добрый день, Дмитрий.

ЛЕВИЦКИЙ: Да, здравствуйте, Валерий. И Виктор Николаевич Васильев, директор по России и СНГ сети торговых аппаратов «Ассорти».

ВАСИЛЬЕВ: Здравствуйте.

ЛЕВИЦКИЙ: Да, здравствуйте. Вот люди, которые непосредственно занимаются этим бизнесом, в этом бизнесе, понимают, как он живет, как он работает. Ну, начнем от печки, наверное? Валерий, спрошу вас: что вообще сегодня представляет из себя… Что вообще такое вендинговый бизнес, и что он в России из себя представляет сегодня? Вот для таких же темных личностей, как я, расскажите, пожалуйста.

ИВАННИКОВ: Вендинговый бизнес находится в стадии интенсивного развития в России, хотя сказать, что этот бизнес достиг своей финальной стадии развития или же, скажем, развит на уровне европейских стран, на сегодняшний день нельзя.

Если брать, скажем, мировой опыт, то, конечно, законодателем мод и самым, наверное, крупным рынком является японский рынок.

ЛЕВИЦКИЙ: Да, кстати, я был когда в Токио, действительно, мы обращали внимание – там все продается в автоматах.

ИВАННИКОВ: Совершенно верно, да.

ЛЕВИЦКИЙ: Причем и горячие напитки, и холодные напитки, и все – еда, снэки, закуски.

ИВАННИКОВ: Наверное, американский рынок – это тоже достаточно развитый рынок в этом плане. И, соответственно, если ближе к нам – это европейский рынок. Я просто приведу пару цифр…

ЛЕВИЦКИЙ: Да, давайте.

ИВАННИКОВ: …Которые характеризуют рынок. В Европе, наверное, наиболее развитой в этом плане страной является Голландия – на один автомат там приходится порядка 78 жителей. Скажем, для сравнения: в России на один автомат приходится 1300-1500 жителей, по разным оценкам.

ЛЕВИЦКИЙ: А у них – 80?

ИВАННИКОВ: У них – 80, если округленно.

ЛЕВИЦКИЙ: 80 человек – один аппарат, да?

ИВАННИКОВ: А у нас на один аппарат приходится 1300-1500, по разным оценкам.

ЛЕВИЦКИЙ: Ага…

ИВАННИКОВ: В принципе, это, конечно, говорит о том, что потенциал у российского рынка есть, и, собственно, рынок, наверное, находится в какой-то своей начальной стадии развития. Не сказать, что это, так сказать, зарождение, наверное, на сегодняшний день есть уже и крупные компании-игроки, и есть, собственно, российское производство оборудования. Но, тем не менее, сказать, что рынок развит настолько…

ЛЕВИЦКИЙ: А когда началось все в России? Вот когда в России, можно сказать, что вендинговый бизнес начал развиваться? Автоматы с газировкой в СССР – это тоже был вендинговый бизнес, да?

ИВАННИКОВ: Если брать советский период – наверное, да, действительно это так. Но если брать уже постсоветский период, первая компания, которая начала развивать вендинговый бизнес – здесь нет какого-то сюрприза, что это стала западная компания, компания «Coca-Cola», которая ввезла энное количество автоматов. И с этого, в общем-то, можно сказать, начался…

ЛЕВИЦКИЙ: Когда это было-то?

ИВАННИКОВ: Это был конец 90-х, наверное.

ВАСИЛЬЕВ: Конец 90-х годов, да.

ЛЕВИЦКИЙ: Конец 90-х годов, да? И тогда этого все начало развиваться? Ага. Виктор, а вы как давно существуете, ваша компания? Когда вы в этот бизнес пришли?

ВАСИЛЬЕВ: Наша компания существует с 1996 года. Мы начали, в первую очередь, с кофейными автоматами. И через два года, в 1998 году, мы начали первые со снэковыми автоматами. В то время, конечно, это было совершенно, особенно снэки, неокупаемо, а сейчас это один из лидеров в этом сегменте.

ЛЕВИЦКИЙ: Почему решили заняться этим? Как вас судьба привела именно в этот бизнес? Почему, как так получилось-то?

ВАСИЛЬЕВ: Это, честно говоря, под человека строилось, потому что одна из наших компаний занималась продажей, ввозом оборудования. И чтобы стимулировать развитие именно продаж в этом секторе, мы занялись этим бизнесом – установка торговых автоматов.

ЛЕВИЦКИЙ: Ага. А сейчас бизнес, который оборудование привозит, жив или?..

ВАСИЛЬЕВ: Жив, конечно. Он не такой уж большой, но он до сих пор жив.

ЛЕВИЦКИЙ: Хорошо. Валерий, сколько компаний вообще сейчас в России занимаются этим бизнесом? Вот есть какая-то статистика?

ИВАННИКОВ: Есть исследования, которые проводила наша ассоциация, есть исследования, которые проводила европейская ассоциация. В целом насчитывается порядка 450 компаний.

ЛЕВИЦКИЙ: 450 компаний на территории России, да?

ИВАННИКОВ: На территории России.

ЛЕВИЦКИЙ: Которые занимаются развитием именно вендинга?

ИВАННИКОВ: Причем под компаниями имеются в виду, в том числе, и индивидуальные предприниматели.

ЛЕВИЦКИЙ: Ну, понятно.

ИВАННИКОВ: Скажем так: субъекты бизнеса, которые занимаются вендингом. И в общей сложности, наверное, порядка 5000 человек задействовано вообще в индустрии непосредственно. Естественно, есть какое-то количество, которое опосредованно тоже задействовано.

ЛЕВИЦКИЙ: Понятненько. Вот самые крупные компании – сколько автоматов, сколько аппаратов они обслуживают?

ИВАННИКОВ: Считается, по оценкам, есть порядка 8-10 крупных компаний, и на них приходится порядка 40% рынка.

ЛЕВИЦКИЙ: Условно говоря, 2000 аппаратов обслуживают… А, нет, вру, что-то я путаю. Так сколько в итоге вот у этих крупных компаний?

ИВАННИКОВ: От 1500, наверное, можно считать – крупная компания. И более.

ЛЕВИЦКИЙ: 1500 автоматов у них стоит, да? У вас как, Виктор? Сколько у вас?

ВАСИЛЬЕВ: Ну, у нас немножко больше, чем 1500.

ЛЕВИЦКИЙ: Ну, сколько?

ВАСИЛЬЕВ: Больше 2000 – мы оперируем в Москве, в Санкт-Петербурге, в Киеве, в Алматы, в Нижнем Новгороде, Краснодаре.

ЛЕВИЦКИЙ: 2000 аппаратов вы обслуживаете? Так. Чем торгуют? Чем мы торгуем вот в России? А чем мы еще пока не торгуем в России через автоматизированный такой способ торговли?

ВАСИЛЬЕВ: Первое, конечно,

самое маржинальное – это кофе. Сейчас тенденции идут с перехода от кофе растворимого к кофе зерновому. Меняется культура потребления, влияние, конечно, западной культуры потребления на кофе. Несмотря на то, что основное потребление – это чай,

у нас все в России, дома, в основном, или в офисе, пьют чай. Но доля потребления кофе растет, в этой доле доля зернового – то же самое, растет, меняется немножко.

Второе – это снеки и закуски. К ним можно присоединить – это напитки: вода, соки; шоколадки и такие закуски – чипсы, бутерброды, сэндвичи.

ЛЕВИЦКИЙ: Чем мы не торгуем еще? Вот что есть такого в мире, чем мы пока в России еще не занимаемся?

ВАСИЛЬЕВ: Ну, в Японии очень развита продажа такой готовой продукции… продажа сосисок, типа пасты, типа пиццы. Потому что у нас потребление в России очень низкое по отношению к Западу, тем более вот эта продукция – очень низкое. Поэтому если ставить автоматы – они не всегда востребованы.

ЛЕВИЦКИЙ: Ага. Что-нибудь еще можете добавить? Что интересное есть?

ИВАННИКОВ: Если ту же Японию брать, то, скажем, там икра продается, есть молочные автоматы. У нас, правда, тоже такой первый опыт – это в Питере есть установки автоматов.

Плюс, еще, наверное, структура ассортимента снэковая может тоже отличаться, потому что все эти тенденции по здоровой еде, они, соответственно, накрыли Европу, и я думаю, что, как грозовой фронт, и в нашу сторону движется, в сторону России. И к нам это тоже придет, – тенденция к тому, что потребитель требует, а, соответственно, вендинговые компании (в нашей терминологии – операторы) должны следовать этим трендам. Соответственно, в снэковых автоматах продается все больше и больше здоровой пищи и пищи, скажем, не длительных сроков хранения, а охлажденной, с коротким сроком хранения.

ЛЕВИЦКИЙ: Можно ожидать изменений действительно вот в российском ассортименте? И как он будет происходить, на ваш взгляд? Вот что мы будем продавать в аппаратах через какое-то время, не знаю?

ВАСИЛЬЕВ: Я думаю, что этого не произойдет. Существует опыт других стран, и наши люди не отличаются от европейских, отличаются по потреблению от восточных – особенно Китай, Япония. Но в потреблении продуктов питания от Европы, Америки мы практически ничем не отличаемся.

У нас есть своя специфика, есть один оператор, который продает монопродукт – красную икру в банках через торговые автоматы. Насколько я знаю, сейчас у него около 80-90 автоматов. И самые успешные точки продаж – это Государственная Дума.

ЛЕВИЦКИЙ: Да?

ВАСИЛЬЕВ: …И московская администрация.

ЛЕВИЦКИЙ: Мэрия?

ВАСИЛЬЕВ: Мэрия, да.

ЛЕВИЦКИЙ: Понятно. Ну, вот, видите как – своя ниша даже в этом вопросе есть.

ИВАННИКОВ: Это нишевый бизнес такой.

ЛЕВИЦКИЙ: Скажите, вот ваши ощущения, вот бизнес, связанный с торговлей через автоматы, заменяет вот реальную какую-то розницу? Отщипываются куски какие-то от реальных магазинов? И вообще эта тенденция в мире идет или не идет? Как вот это можно оценить?

ВАСИЛЬЕВ: Ну, я думаю, что ни в коей мере он не отщипывает, не отнимает бизнес, тем более у торговых сетей. Потому что это, можно сказать, не только продажи продуктов питания, а это больше как сервис, потому что в этом смысле компания идет к месту потребления – в офисы, на производство. Несмотря на то, что часто в офисах и на производстве есть столовые и кафе – это совершено неконкурентно. То бишь, он в дополнение еще позволяет продать. Потому что он работает 24 часа в сутки, действительно там можно сказать, что без человека. Но есть и свои как бы нюансы, потому что торговая площадь ограничена, ассортимент ограничен, количество ограничено. И не так просто перейти с одного ассортимента на другой – там целая процедура должна быть совершена.

ЛЕВИЦКИЙ: Валерий, вы что скажете по этому поводу?

ИВАННИКОВ: Я согласен с Виктором в этом вопросе, потому что так называемая каннибализация если и есть, то она, наверное, частичная. У розницы, практически, вендинг впрямую не отнимает в бизнесе какую-то долю существенную, потому что это все же торговля, приближенная к потребителю, и, наверное, это даже в большей степени можно было бы отнести к сфере услуг, нежели к сфере торговли. Потому что вслед за, собственно, непосредственно актом купли-продажи между потребителем и, собственно, автоматом, следует, собственно, и сервисное обслуживание, и какое-то, так сказать, изменение ассортимента, и так далее. Это не в чистом виде все же розница, а, скажем так, перенесенная в автоматизированную торговлю.

ЛЕВИЦКИЙ: Ну, как, во многих странах, например, те же сигареты уже, мне кажется, кроме как в автоматах никто их нигде больше и не покупает. Настолько уже…

ИВАННИКОВ: В России запрещено, кстати, это.

ЛЕВИЦКИЙ: Почему?

ИВАННИКОВ: Потому что автомат не идентифицирует покупателя.

ЛЕВИЦКИЙ: А, чтобы детям…

ИВАННИКОВ: Соответственно, может человек купить так же, как, скажем, алкогольные напитки, пиво и прочие…

ЛЕВИЦКИЙ: Логично, с одной стороны – если законодательство такое, то, конечно, не может быть этого. Вот это, кстати, к вопросу, в принципе, который я хотел задать. Вы – председатель правления ассоциации.

ИВАННИКОВ: Совершенно верно.

ЛЕВИЦКИЙ: А зачем ассоциация нужна? Что вы делаете в ассоциации, в чем ее суть?

ИВАННИКОВ: Если, скажем, абстрагироваться от уставных задач ассоциации, а сказать вообще, в целом, есть как внешние задачи, так и внутренние.

Внутренние, соответственно, это работа, направленная на работу непосредственно с участниками рынка; это, в общем-то, и такая, просветительского плана работа, в том числе, скажем, и в налоговой сфере, и в законодательной сфере. Потому что не секрет, вот мы с вами по цифрам посмотрели состав участников, большая доля является индивидуальными предпринимателями, которые, в общем-то, получить квалифицированную юридическую поддержку или поддержку в плане налогового консультирования не имеют возможности. Соответственно, источником информации для них, в том числе (мы, конечно, не претендуем на монополию в этом плане) является и деятельность ассоциации. Существует компания, член ассоциации, которая, в общем-то, под нашей эгидой, организует тренинги для участников. Поэтому это, наверное, вот такая просветительская деятельность – наверное, одна из основных.

Если говорить о внешней работе, то, конечно, это работа, назовем это так, обобщенно, с властными структурами, это работа по популяризации вендинга, по разъяснению, что есть вендинг, какова доходность в вендинге. Потому что иногда, в общем-то, законодатели, взимая налоги, скажем, с того или иного бизнеса, не до конца представляют все же специфику этого бизнеса и размер доходности этого бизнеса.

Потому что до последнего времени, скажем, базовая ставка доходности, которая существовала для вендинга, она равнялась 9000 – 15% от 9000, что, в общем-то, в абсолюте смотрится, наверное, особенно в тех заведениях, где красная икра продается через автоматы, вполне, так сказать, не такой большой цифрой. Но в итоге это существенная цифра. И благо, с помощью, в общем-то, аргументации ассоциации удалось получить, сейчас на выходе, 1 марта Президент подписал изменения в Налоговый кодекс, ставка эта уменьшена, ставка ЕНВД уменьшена до 4500.

ЛЕВИЦКИЙ: А вообще, вот если говорить про мировой опыт, вендинг – это все-таки частный бизнес, это малое предпринимательство? Либо в мире это все-таки действительно здоровые сети, в основном, которые вот этот бизнес ведут? В мире и в России, соответственно?

ВАСИЛЬЕВ: Ну, в разных странах – по-разному. В Европе существуют очень большие компании, которые оперируют 300-350-360 тысяч единиц.

ЛЕВИЦКИЙ: Это не малый бизнес все-таки?

ВАСИЛЬЕВ: Это не малый бизнес. Потому что здесь существует один нюанс: здесь очень большая капитализация. Чтобы купить автомат, в среднем, от 4000 до 10 тысяч евро автомат стоит.

ЛЕВИЦКИЙ: Но это малый бизнес. Для меня это понимание такое – хорошая тема, у меня есть 10 тысяч евро, чего бы мне не открыть, не взять этот автомат, вот и все. Он стоит, каши не просит.

ВАСИЛЬЕВ: Если мы считаем торговую площадь, допустим, если открыть большой гипермаркет, то затраты, без насыщения товара, на квадратный метр не превышают 1500 евро. Здесь, получается, 10 тысяч евро, минимально.

ЛЕВИЦКИЙ: Но у меня нет больше, на гипермаркет у меня нет денег. У меня есть 10 тысяч евро, я вот скопил, и куда бы мне их вложить? Мне больше их некуда и вложить – 10 тысяч евро. А в вендинг могу.

ВАСИЛЬЕВ: Естественно. Но тогда это уже такой малый бизнес – семейный бизнес. То бишь, человек может купить, индивидуальный предприниматель, несколько единиц, что сейчас и происходит в России, и вести этот бизнес, получать доход, на который он существует. Но

если подходить серьезно к этому бизнесу, развивать, тогда надо быть большим, иметь очень большую мощную сеть – это, естественно, очень большие вложения и большие затраты. В среднем здесь очень большие затраты на персонал, хотя персонал практически никто не видит.

Вы видите, что автомат стоит, но…

ЛЕВИЦКИЙ: Сейчас расскажете мне эту историю. Нам пора с вами уходить на рекламу. Мы после рекламы поговорим о том, где же этот невидимый персонал, что же он там делает, чем он занимается. И почему все-таки не так много малого бизнеса. Насколько я понимаю в этом. Уходим с вами на рекламу.

Реклама.

***

ЛЕВИЦКИЙ: Доброе утро еще раз! Программа «Сфера обслуживания» на «Финам FM», в студии Дмитрий Левицкий. Говорим сегодня о вендинговом бизнесе, о бизнесе, связанном с торговыми автоматами.

У нас в гостях Валерий Николаевич Иванников – председатель правления Национальной ассоциации автоматизированной торговли. И Виктор Николаевич Васильев, директор по России и СНГ сети торговых аппаратов «Ассорти».

Вот еще раз хочу ваше мнение как экспертов услышать. У нас в стране очень много говорят о поддержке малого предпринимательства, малого бизнеса, и так далее, и тому подобное. Судя по инвестиционным параметрам, очень хороший бизнес, подходящий для малого предпринимательства: все-таки это не магазин, это не ресторан, это не кафе никакое. 10 тысяч евро у тебя есть, ты уже можешь входить в этот бизнес, вроде как, и начинать им заниматься. Подкупает-то что – его простота. 30 тысяч евро вложил, три аппарата поставил – все нормально, все хорошо, сижу только, по большому счету, зарабатываю. Почему эта отрасль не становится базой для развития малого предпринимательства? Наверное, Валерий, вас спрошу сначала.

ИВАННИКОВ: Да, к инвестициям не хватает лопаты и метлы, чтобы, в общем-то, заметать деньги.

ЛЕВИЦКИЙ: Ну, а что, я обывательски. Я с чего программу начал, мне действительно звонит товарищ, у него была достаточно большая сеть мебельных магазинов. И в какой-то момент он говорит: «Ну, а что я морочусь, у меня куча людей работает, у меня такой геморрой, поставщики, все вот это, сборщики, доставщики – реально, столько вообще хлопот в этом бизнесе. Здесь украли, здесь еще что-то. Что бы ни открыть автоматы?» Понятно, что где-то есть подвох, иначе бы все малые предприниматели этим бы занимались. Почему не занимаются-то, Валерий? В чем проблема?

ИВАННИКОВ: Я сейчас не собираюсь кого-то отговаривать от того, чтобы начать этот бизнес.

ЛЕВИЦКИЙ: Это было бы странно.

ИВАННИКОВ: Потому что это было бы странно. Но просто скажу, что есть, конечно, своя специфика, есть свои сложности. Просто приведу пример, или цифру, скажем так, из опроса предпринимателей, что является сдерживающим фактором для дальнейшего роста. Речь идет не о тех, кто только начинает, а о тех, кто, в общем-то, встал на эту стезю и планирует дальнейшее развитие.

Основным ограничением является либо отсутствие доступа к ресурсам – 54% из участников ответили, что препятствием к развитию является даже не столько конкуренция высокая, хотя там порядка, наверное, 23% сказали о конкуренции – это второй по значению показатель сдерживающий. Но в этом случае – отсутствие капитала, либо отсутствие доступа к капиталу. Финансирование, скажем, своими средствами – оно не дает возможности индустрии развиваться очень быстро. Стартовый капитал, конечно, меньше, нежели открытие ресторана, в разы или в десятки раз, может быть, в зависимости от концепции ресторана.

Но за инвестициями не заканчивается жизнь на Марсе. Самое интересное начинается, когда человек приобрел автомат, когда начинает его устанавливать, оперировать – возникает очень много специфики различной. И затратная часть – она, в том числе, скажем, возникает и в виде… Помимо операционных затрат есть, в общем-то, и затраты на аренду места, затраты различного плана. Те же поставщики есть, как и в ресторанах, ингредиентов или расходных материалов. Поэтому здесь он тоже такой инвестоемкий. И порой для индивидуального предпринимателя достаточно хлопотный, в том плане, что, чтобы заполнить снэковый ассортимент, нужно взаимодействовать со значительным количеством поставщиков: те же взаиморасчеты и так далее. Есть своя специфика, есть свои сложности.

Но, скажем, если вернуться ранее в развитие Европы, Европа, скажем, больше развилась в таком плане: есть монстры, можно так назвать, наверное, компании – «Selecta», «Autobar», у которых сотни, тысячи автоматов. И, наверное, средних компаний практически нет, есть нишевые компании, индивидуальные предприниматели, которые занимают ниши. Я думаю, что мы примерно по такому же пути развития и пойдем тоже.

ЛЕВИЦКИЙ: Виктор, что скажете по поводу… Порекомендуете мне заняться малым предпринимательством в этой сфере?

ВАСИЛЬЕВ: Каждому решать надо за себя.

ЛЕВИЦКИЙ: Ну, правда, вот к вам пришел, вы – специалист. Я говорю: «Виктор, вот я накопил тут, насберегал 30 тысяч евро, могу три-четыре-пять аппаратов купить, расставить. Рекомендуете, нет?»

ВАСИЛЬЕВ: Я бы отошел от этой рекомендации. Я не всегда рекомендую. Потому что сразу возникает нюанс определенный: чтобы автомат привезти (он весит от 100 до 400 килограмм), надо его просто поднять. Поднять – надо специальную технику иметь и людей. Потом надо его привезти на место – надо специальную машину иметь, в «Жигулях» не привезешь.

ЛЕВИЦКИЙ: Ага.

ВАСИЛЬЕВ: Поднять на третий-пятый этаж по лестнице – это тоже довольно трудоемко. Но потом начинаются еще многие сложности. Использовать монетник, загрузить мелочь для сдачи, еще банкнотник, чтобы принимал банкноты. Чтобы нормально выдавал, чтобы работал. К сожалению, здесь требуются специальные навыки технические – нужно иметь технический персонал. Надо иметь отдел развития, отдел продажи, отдел сервиса и доставки.

По этой причине приходится тогда больше инвестировать, чтобы окупать весь этот персонал – вы вынуждены инвестировать. Вынуждены инвестировать – вам нужны ресурсы. Это такой тяжелый бизнес.

Представьте, если вы открыли один магазин, вам провести инвентаризацию в одном магазине, а у вас будет 100 магазинов или 1000 магазинов? Вы должны обеспечить, чтобы в каждом был ассортимент, в каждом было всегда наличие, тем более

потребление в разных автоматах разное совершенно: в одном раньше начинает продукт заканчиваться, в другом – другой продукт, совершенно то же самое, может закончиться. Это бизнес такой, очень тяжелый, с точки зрения управления бизнесом.

ЛЕВИЦКИЙ: Вот если я хочу найти партнерскую компанию, которая мне во всем этом поможет, это реально? Или таких у нас еще в России нет?

ИВАННИКОВ: Как правило, все на уровне клиента. Если вы захотите установить у себя в офисе – конечно, проблем не будет. К вам 10 компаний…

ЛЕВИЦКИЙ: Нет, а я заниматься бизнесом хочу. Я хочу заниматься именно бизнесом. Вот это почему так? Мне это кажется логичным течением бизнеса, что должны образоваться крупные компании, которые окажут такую услугу: «Покупаешь у нас оборудование – мы тебе и сервис, мы тебе и доставку, и подъем на пятый этаж». Не существует такого?

ИВАННИКОВ: Не существует.

ЛЕВИЦКИЙ: А почему?

ИВАННИКОВ: Попытки предпринимаются различными компаниями, но сказать, что они успешны… Просто надо тогда понимать, кто зарабатывает на всем этом. Если компания все сделала, тогда в чем ее интерес?

ЛЕВИЦКИЙ: Я же вложил-то. Я вкладываю свои деньги. Эти все услуги платные. Они не бесплатные, они платные, я за все это плачу. Но я лишаю себя геморроя, пусть это и снижает мою доходность…

ВАСИЛЬЕВ: С вами полностью согласен. И в этом случае вы тогда должны будете установить уже не один-два автомата, чтобы окупить все эти первичные затраты, а как минимум 500.

ЛЕВИЦКИЙ: 500?!

ВАСИЛЬЕВ: Да.

ЛЕВИЦКИЙ: 500!

ВАСИЛЬЕВ: Чтобы окупить все первичные затраты, иметь офис, иметь персонал, вас обучат. Специальные программы учета, специальная техника. Транспорт частично может быть наемным, основной транспорт должен быть частной собственностью. Транспорт со снэками должен быть с теплоизоляционным кузовом, как минимум, потому что летом шоколадки будут течь. И, увы,

частный предприниматель, который владеет несколькими автоматами, стоит в одном месте. Или вы развиваетесь интенсивно, тогда нужны будут ресурсы, естественно, финансовые, людские.

ЛЕВИЦКИЙ: Все-таки, если я правильно понимаю, вот так, по сути, это не для малого бизнеса?

ВАСИЛЬЕВ: Почему? Я бы не сказал так. Основная масса частных предпринимателей, 60%, наверное, рынка – сейчас частные предприниматели.

ИВАННИКОВ: Это, наверное, бизнес-зарплата, можно так сказать.

ВАСИЛЬЕВ: Да.

ИВАННИКОВ: А не бизнес как таковой, потому что в данном случае используются какие-то свои уже наработанные, так сказать, и основные средства, как своя машина, для развоза, или свой гараж для хранения продуктов, или своя квартира.

ЛЕВИЦКИЙ: Если мы говорим про европейское понимание слова «малый предприниматель», то он такой и есть. Ну, а какая все-таки экономика, да, вот если не секрет? Вот экономика, да, этого аппарата? Вот я купил его за 10 тысяч евро. Вот я его поставил. Сколько я зарабатывать-то буду?

ВАСИЛЬЕВ: Здесь напрямую зависит от места, куда установить, естественно, от потребления, и от специфики потребителей.

ЛЕВИЦКИЙ: Какие самые удачные места?

ВАСИЛЬЕВ: Это, скорее всего, торговые центры.

ЛЕВИЦКИЙ: Торговые центры?

ВАСИЛЬЕВ: Да, конечно. Но сейчас они не очень развиты, потому что большая арендная плата.

ИВАННИКОВ: Европейский если брать опыт, то там около 80% именно установлены автоматы на работе.

ВАСИЛЬЕВ: И предприятия платят за это потребление. То бишь, работник получает эту услугу бесплатно.

ИВАННИКОВ: Как социальный пакет, грубо говоря.

ЛЕВИЦКИЙ: Это что, в основном? Прохладительные напитки, кофе?

ВАСИЛЬЕВ: Это зависит, конечно, от производства. Если это обычный офис, это, как правило, просто напитки, кофе, чай для поддержания тонуса. А если какое-нибудь производство, связанное с металлопереработкой, еще чем-то, естественно, там обязательно должна присутствовать вода, потому что человек может больше воды пить, потому что температура в помещении повышенная.

ИВАННИКОВ: Это как вот на советских предприятиях вот эти стояли, по сути дела, автоматы и газобаллоны?

ВАСИЛЬЕВ: Стояли-стояли, бесплатно стояли.

ИВАННИКОВ: Бесплатно стояли.

ЛЕВИЦКИЙ: Да-да-да, в кино «Самая обаятельная и привлекательная» они все пили в коридоре.

ИВАННИКОВ: Да.

ЛЕВИЦКИЙ: Если я правильно понимаю, если я правильно услышал, что до 80% аппаратов в Европе – это аппараты, стоящие в офисах?

ИВАННИКОВ: Совершенно верно. Это вот исследование Европейской вендинговой ассоциации…

ЛЕВИЦКИЙ: Серьезно? Это не уличные аппараты? Они там занимают 20% всего?

ИВАННИКОВ: Ну, во-первых, климат не везде позволяет. В частности, скажем, в той же России попытки установки на улицах предпринимаются, но есть ограничения как объективные, так и субъективные. В данном случае объективным является, собственно, наш климат – он более суровый, и зима у нас и снежная, и, в общем-то, и морозная в основной части России. Если субъективно, в общем-то…

ЛЕВИЦКИЙ: Имеется в виду, что просто его заметает снегом? Или он просто при низких температурах не работает вообще?

ИВАННИКОВ: Если его должным образом, скажем, не утеплить, не подготовить, он просто не будет работать, конечно. Просто не будет работать.

ВАСИЛЬЕВ: Во-первых, не будет работать. А во-вторых, продукция замерзнет. Кофе не приготовишь, потому что вода замерзнет, снэки, допустим, шоколадки, они перемерзнут, они потеряют свою кондицию. Продавать их нельзя, и потребитель их потреблять не будет, естественно. Если дождь будет – зальет. Вот надо понимать…

ЛЕВИЦКИЙ: Да, как всегда, приходится делать скидку на российскую действительность. Но я все-таки продолжу. Вот интересная тема. Мы еще вернемся к вопросу, куда ставить, чтобы было доходно. Если 80% в Европе – это аппараты, стоящие в офисах, в России-то какая статистика? Как сейчас в России это? Ведется такая статистика? Нет? Считается это? Не считается? Вот давайте спросим Виктора по его аппаратам.

ВАСИЛЬЕВ: Такие автоматы у нас стоят…

ЛЕВИЦКИЙ: Сколько процентов ваших аппаратов установлено в офисах?

ВАСИЛЬЕВ: Наверное, не больше 2%.

ЛЕВИЦКИЙ: 2%? В Европе – 80%. Если я правильно понимаю, вы свой потенциал для дальнейшего развития видите именно в этой области, да?

ВАСИЛЬЕВ: Естественно. И наблюдается тенденция после кризиса… В кризис, естественно, процент уменьшился, многие перешли на оплату. А сейчас тенденция немножко к возврату. Практики, такой, как в Европе, у нас, к сожалению, нет – чтобы предоставлять своим работникам эту услугу (напитки эти) бесплатно.

ЛЕВИЦКИЙ: Мне кажется, она появляется все больше и больше. Нет?

ВАСИЛЬЕВ: Появляется. В основном, эту культуру прививают западные компании.

ЛЕВИЦКИЙ: А бесплатность… вам-то все равно, наверное, сколько платят? Вам-то какая разница, как компании, представляющей?..

ИВАННИКОВ: Халява, она всегда увеличит потребление.

ЛЕВИЦКИЙ: Если платит компания, то ваш аппарат «отбивается» быстрее, чем если бы вы платили сами, да?

ИВАННИКОВ: Да, естественно.

ЛЕВИЦКИЙ: Интересно, это только российская специфика? Или это везде так? Только в России?

ИВАННИКОВ: Терминология российская, но специфика, наверное, одинаковая, скажем так.

ЛЕВИЦКИЙ: Где-нибудь в Германии ты тоже, если на халяву, выпиваешь две чашки, а если бы сам платил, выпивал бы одну, да?

ВАСИЛЬЕВ: Ну, я бы на 100% это не констатировал, потому что кофе – напиток, который относится к тонизирующим, можно сказать, поддерживает человека. Поэтому здесь люди сами ограничивают себя. Во-первых, потребление 10 чашек кофе для здоровья губительно будет, а если одну-две чашки в день – это полезно, наоборот. Поэтому здесь надо думать, сколько пить.

ЛЕВИЦКИЙ: На халяву и три полезно, мне кажется.

ВАСИЛЬЕВ: На самом деле мы проводили исследования: если человек потребляет две чашки, третью даже его бесплатно заставить невозможно выпить.

ЛЕВИЦКИЙ: На самом деле есть практика в офисах, когда организуются какие-то кухни, кофе, пусть даже если и покупают за счет компании, но он растворимый. Да, нам сейчас в радиостанции предложили же по чашечке кофе и…

ВАСИЛЬЕВ: Вот, пример такой же.

ЛЕВИЦКИЙ: Но она же не в автомате была сварена, а на кухне, которая здесь на радиостанции присутствует. И, пожалуйста, могли бы поставить аппарат, и тогда вы могли бы заработать на этой чашке кофе. О’кей, прерываемся на рекламу и продолжим наш разговор. Реклама на «Финам FM».

Реклама.

***

ЛЕВИЦКИЙ: Доброе утро еще раз. Левицкий Дмитрий в студии «Финам FM». Программа «Сфера обслуживания». Говорим сегодня о бизнесе, о вендинговом бизнесе – торговля, автоматизированная торговля, торговля через торговые автоматы. Интересный бизнес, своеобразный бизнес, специфический бизнес.

Еще раз представлю наших гостей. Валерий Николаевич Иванников, председатель правления Национальной ассоциации автоматизированной торговли у меня сегодня в гостях. И Виктор Николаевич Васильев, директор по России и СНГ сети торговых аппаратов «Ассорти» – одна из крупных компаний, которая оперирует на этом рынке.

Мы говорили о выборе удачного места для установки аппарата. И, если я правильно понял слова Виктора: «Дима, если ты можешь найти офис, в котором компания будет оплачивать напитки для своих сотрудников – все, тебе не надо будет в этой жизни больше думать ни о чем». Правильно я понимаю, что это наиболее удачная локация для торгового аппарата? И если вам ваш сотрудник, который отвечает за развитие и установку, приходит и говорит, что: «Вот есть такая возможность – в большом здании большая компания, там 10 этажей, на каждом этаже хочется установить бесплатно для сотрудников кофейный аппарат», – вы бьете в ладоши и говорите: «Ну, супер! Вообще отлично!»

ВАСИЛЬЕВ: Это самое лучшее место, потому что кроме хорошего, большого потребления, в этом случае не требуется установка, как правило, платежной системы.

ЛЕВИЦКИЙ: Монетоприемник, вся вот эта история вам не нужна?

ВАСИЛЬЕВ: Да, оплата, приемник отсутствует, да. Или специальные смарт-карты присутствуют с чипом для индикации и определением потребления (это новая технология, которую мы применяем) или просто по статистике. Сейчас у нас, 100% мы используем чип-карты, чтобы снять статистику. Это точная статистика и говорит, когда кто что потребил, и это как бы идеальный вариант.

ЛЕВИЦКИЙ: Понятно. Хорошо, еще что интересненькое? Вот если нет у меня такого офиса, где я еще могу поставить аппарат? Вот по вашей практике, какие аппараты ставятся?..

ВАСИЛЬЕВ: Офисы, производство, сфера обслуживания…

ЛЕВИЦКИЙ: Вот как выбирать локацию? Как выбрать правильно локацию для установки аппарата? Вот, мне кажется, что здесь он пойдет, а здесь не пойдет.

ВАСИЛЬЕВ: Здесь уже отдел развития имеет свои навыки определенные. Поэтому он видит, какой офис, сколько человек, какой контингент, и выбирает…

ЛЕВИЦКИЙ: Но есть не офисы. Я так понял, что в офисах у вас 2% всего стоит, да?

ВАСИЛЬЕВ: Нет, в офисах 2%, где бесплатно – оплачивает предприятие, а не сами сотрудники. А так в офисах это хорошее, в принципе, место локации.

ЛЕВИЦКИЙ: Но вот если не офисы, если это какие-то другие места?

ВАСИЛЬЕВ: Другие – это производство и сфера сервиса, допустим.

ЛЕВИЦКИЙ: Сфера сервиса – это что?

ВАСИЛЬЕВ: Это, допустим, центры по продаже автомобилей, ремонта, мойки и все-все остальное. Там тоже как бы малый бизнес…

ЛЕВИЦКИЙ: Там, где люди ожидают…

ВАСИЛЬЕВ: Ожидают, да. Хотя бы полчаса они если ждут, если больше, то, естественно, обеспечено потребление.

ЛЕВИЦКИЙ: Ну, да, да. На мойке обязательно что-нибудь выпивается. По себе знаю. Пока ты ожидаешь, то почему бы нет? И время есть, и возможность есть. И почему бы не попробовать, пока ты ждешь, от нечего делать? Наверное, институты – хорошие для вас места.

ВАСИЛЬЕВ: Институты – хорошие места.

ИВАННИКОВ: Учебные заведения, наверное.

ЛЕВИЦКИЙ: Где очень много… Насколько серьезная конкуренция идет за хорошие локации?

ВАСИЛЬЕВ: На самом деле, конкуренция присутствует, но она не такая высокая, потому что сейчас рынок развивается быстрее, чем могут себе позволить операторы.

ЛЕВИЦКИЙ: Что это значит?

ВАСИЛЬЕВ: Потому что Валера сказал, что для того, чтобы сильно развиться, быстрее развиваться, требуются ресурсы, в первую очередь, финансовые ресурсы. Доступ к финансовым ресурсам не у всех существует. Поэтому здесь определенные ограничения.

ЛЕВИЦКИЙ: Нет такого, что за хорошие места происходит битва?

ВАСИЛЬЕВ: Бывает. Но это не панацея, да, потому что офисных центров больше, и рынок, несмотря на кризис, он быстрее развивается, чем мы все.

ЛЕВИЦКИЙ: Вот вы говорите, доступ к финансовым ресурсам ограничен. Кредитование в вашем бизнесе возможно? Или кредитуют вас неохотно?

ВАСИЛЬЕВ: На самом деле кредитуют, мы уже на протяжении многих лет берем кредиты как на покупку оборудования, так и на покупку автомобилей. Мы кредитуемся, 100%.

ЛЕВИЦКИЙ: Подо что? Под само оборудование?

ВАСИЛЬЕВ: Под само оборудование, да.

ЛЕВИЦКИЙ: Можно это сделать?

ВАСИЛЬЕВ: Можно.

ЛЕВИЦКИЙ: Прийти в банк и под оборудование взять кредит на более-менее вменяемых условиях? Почему тогда проблемы у вас с финансированием в отрасли, если можно кредитные деньги?..

ВАСИЛЬЕВ: Для этого надо быть уже прибыльным…

ЛЕВИЦКИЙ: 500 аппаратов иметь?

ВАСИЛЬЕВ: Да, иметь определенный оборот. Это не секрет, потому что все финансовые учреждения, кто кредитуют, они смотрят на финансовые показатели: на оборот, на доходность, на прибыльность.

ЛЕВИЦКИЙ: А рынок вторсырья существует? Я имею в виду, что…

ВАСИЛЬЕВ: Бэушных…

ЛЕВИЦКИЙ: …Поддержанных аппаратов?

ВАСИЛЬЕВ: Существует. Он существует и в России, в Европе, в Америке. Это очень большой рынок, особенно в Америке.

ЛЕВИЦКИЙ: За сколько я могу продать за 10 тысяч купленный аппарат? Вот я его купил, оказалось, что…

ВАСИЛЬЕВ: На самом деле, ликвидный. Я бы не сказал, что там вы его быстро продадите. Но сейчас существует такая практика, что есть компании, которые продают именно оборудование бэушное: восстанавливают его каким-то образом и продают. Этот рынок существует.

ЛЕВИЦКИЙ: Понятненько. Про аренду много раз вы говорили. Какова все-таки арендная ставка? Сколько платят за аренду в хороших местах, не очень хороших местах? Каков порядок?

ВАСИЛЬЕВ: Здесь экономика показывает, что больше… Ну, предел – это 10% от оборота. Все, это предел. Тогда бизнес становится нерентабельным.

Идеально – ничего не платить, но платить не больше 5% от оборота – это более-менее нормально еще. 10% – это уже на грани рентабельности

и часто приводит к нерентабельности бизнеса. Потому что здесь первичны очень большие затраты на персонал. Порядка 30% и более от оборота – это затраты только на персонал.

ЛЕВИЦКИЙ: Аренда все-таки – в деньгах это сколько? Объективно. Мы вокруг да около ходим. Какие там цифры? Вот столько будет стоить мне в месяц платеж за автомат, который стоит в хорошем месте? Плюс-минус, просто чтобы порядок понимать.

ВАСИЛЬЕВ: Вы знаете, просят очень много. Некоторые и 10 тысяч просят, и 5000 в месяц за автомат. Но реально это не больше 1500-2000.

ЛЕВИЦКИЙ: 1500 рублей в месяц…

ВАСИЛЬЕВ: Да, в месяц.

ЛЕВИЦКИЙ: …Можно платить за аппарат, да?

ВАСИЛЬЕВ: Больше невозможно платить.

ЛЕВИЦКИЙ: Если вы говорите, что он…

ВАСИЛЬЕВ: Он больше не продаст. В снэке существует определенное количество ячеек, куда вы положите товар. Оператор, который загружает товар, он по одной штучке загружает, по одной штучке привозит. Если товар закончится, он уже не приедет завтра сразу, он приедет только в определенный день какой-то.

ЛЕВИЦКИЙ: И сколько оборот может быть такого автомата, который стоит на хорошей?..

ВАСИЛЬЕВ: Как в Европе, так и у нас, при изучении статистики,

оборот с автомата не превышает 200-300 долларов в месяц. Поэтому отнимите половину – продукты, затраты. И что у вас остается?

ЛЕВИЦКИЙ: 30 долларов в месяц – это что-то маловато.

ВАСИЛЬЕВ: 300.

ЛЕВИЦКИЙ: 30 долларов в месяц.

ВАСИЛЬЕВ: 300 долларов – оборот в месяц.

ЛЕВИЦКИЙ: Это что-то мало совсем.

ВАСИЛЬЕВ: Это нормально, это среднестатистический нормальный оборот.

ЛЕВИЦКИЙ: 300 долларов в месяц?

ВАСИЛЬЕВ: Да.

ЛЕВИЦКИЙ: Это 9 тысяч рублей.

ВАСИЛЬЕВ: 9 тысяч рублей, да. Это хороший оборот.

ЛЕВИЦКИЙ: Как смотришь, там… раз-раз-раз, люди по копеечке, по копеечке, вроде…

ВАСИЛЬЕВ: Вот.

ЛЕВИЦКИЙ: Да?

ВАСИЛЬЕВ: Вот часто недопонимание этого бизнеса.

ИВАННИКОВ: Если об аренде мы говорим, порой арендодатели, не знаю, то ли в силу жадности, то ли в силу экономической безграмотности считают выручку оператора его доходом. Хотя здесь, вот, скажем, в снэке, только себестоимость продукта составляет не менее 50%. Соответственно, полученная выручка в 9 тысяч… на снэках это может несколько больше быть. Но, тем не менее, скажем, допустим, 10 тысяч, 5 тысяч – это уже себестоимость продукта.

ЛЕВИЦКИЙ: Само собой.

ИВАННИКОВ: Амортизация, если мы разделим наши инвестиции, если правильно считать и правильно вести бизнес, то предприниматель должен считать амортизацию. Иначе, собственно, цикл его жизни конечен, в жизни, в бизнесе. И если это все считать, то, в общем-то, вот о чем Виктор сказал, я с ним согласен, что выплачивать более 50% от выручки просто, грубо говоря, физически невозможно, если нет какой-то оптимизации уже за рамками легальными.

ЛЕВИЦКИЙ: Я вас понял. Затраты на персонал. Вот сколько нужно персонала, и что они делают? Ну, понятно, развозят этот товар, обслуживают аппараты. Это разные службы у вас, да?

ВАСИЛЬЕВ: Это разные службы. Технический персонал, который ремонтирует, персонал, который доставляет – это совершенно другие люди. Персонал, который ищет точки – это совершенно другие люди. И оператор, который загружает товар, обслуживает – это третий. Кроме этого, надо полноценный офис иметь. Это бухгалтерский учет и система управления, без этого вы никуда не уйдете. Плюс к этому, надо иметь…

ЛЕВИЦКИЙ: Инкассаторскую службу?

ВАСИЛЬЕВ: Инкассаторскую кассу. Естественно, надо посчитать все, отсортировать, уложить и сдать в банк. Это то же самое. Любая нормальная счетная машинка по подсчету мелочи стоит от 30 тысяч евро.

ЛЕВИЦКИЙ: Понятно.

ВАСИЛЬЕВ: Банкноты – 10 тысяч евро.

ЛЕВИЦКИЙ: Да, слушайте, вот так вырисовывается не самая, конечно, лучезарная картина не супердоходного бизнеса, прямо скажем. И он действительно может быть эффективным, когда это целая куча аппаратов. Что ты заработаешь-то на одном аппарате? Даже на зарплату-то себе не заработаешь. Всего тут оборот 300 долларов. О какой зарплате можно говорить, если?..

ВАСИЛЬЕВ: А потому что есть такие нюансы. Допустим, если неправильно выполнена касса, люди, которые с деньгами оперируют… То бишь, деньги же проходят через миллионы рук. Это довольно грязная бумага и монеты. Значит, надо предусмотреть, чтобы эта сфера немножко была… В чистом помещении работали, чтобы при общении, особенно весной и летом, через деньги персонал не мог заболеть, особенно когда вирус гриппа идет. Здесь много-много-много таких вот мелких нюансов, которые можно не учесть.

ЛЕВИЦКИЙ: Просто ради интереса: вот у вас более 2000 аппаратов на обслуживании. Сколько людей в вашей компании работает?

ВАСИЛЬЕВ: В Москве порядка, наверное, 70 с лишним человек.

ЛЕВИЦКИЙ: 70 человек? А аппаратов в Москве сколько?

ВАСИЛЬЕВ: Это коммерческая тайна.

ЛЕВИЦКИЙ: Почему?

ВАСИЛЬЕВ: Мы это сказать не можем, конечно.

ЛЕВИЦКИЙ: Ни фига себе! Закрытый бизнес у вас такой. Наверное, в ассоциации-то знают все?

ИВАННИКОВ: На самом деле могу сказать на 100%, что бизнес отчасти, не сказать, что закрытый по каким-то субъективным причинам. Но просто есть достаточно много игроков. И изучить по стандартам, схемам таможенным и так далее, достаточно проблематично.

Вот мы, например, в прошлом году решили посчитать, во всяком случае, бизнес кофейных автоматов несколько специфично – через ингредиенты и стаканчики. Потому что в кофейных автоматах используются специализированные ингредиенты и специализированные стаканчики. Они вне рынка вендинга никуда не уходят. А так как поставщики являются, в основном, членами ассоциации, часть из них, скажем, сочувствующими, вот таким образом, в общем-то, как армию по шапкам или по валенкам удалось посчитать. И мы вышли на цифру где-то 55-60 тысяч кофейных автоматов в России. Во всяком случае, работающих.

Это, кстати, может быть, даже более точный подсчет, нежели подсчет ввезенных или произведенных, потому что часть из них могут уже быть списаны или…

ЛЕВИЦКИЙ: Не введены.

ИВАННИКОВ: Не введены. Или могут быть сломаны по какой-то причине.

ЛЕВИЦКИЙ: Понятно. Хорошо. Вот еще одну тему хотелось бы затронуть, раз уж мы про деньги и про монетоприемники, и про все про это поговорили. Чеки-то не выдаете? Кассовая система, контрольно-кассовая машина, которая вроде как везде должна быть – она в магазинах должна быть, в ресторанах должна быть, везде все хорошо. А вы-то почему в таком блатном положении находитесь?

ИВАННИКОВ: Во-первых, есть некий европейский опыт, во-вторых, есть специфика бизнеса, она, в общем-то, тоже идет от европейского опыта. Вендинг – это мобильный бизнес, и его мобильность заключается в том, что если вы открыли ресторан, вы арендовали помещение и… если уж плясать от ресторана, как пример, соответственно, это стационарное помещение. И если у вас что-то не будет получаться, наверное, вы просто смените концепцию, потому что, наверное, не попали с концепцией, и в этом случае измените таким образом.

В случае вендинга, не угадав с точкой установки – а это может быть понятно спустя неделю буквально, даже у самых опытных сотрудников по развитию или предпринимателей, которые не первый день на рынке, такие промахи есть.

ЛЕВИЦКИЙ: А давайте спросим, кстати, вот у Виктора: какой процент аппаратов вы ставите, и потом они уезжают с насиженных мест не потому, что офис перестал платить, а потому, что место не такое?

ВАСИЛЬЕВ: Идеально – это 10-15%. Но к этому идеалу только стремиться можно. А так доходит до 40%. То бишь, если 10 автоматов вы установили, 4 вы снимете.

ЛЕВИЦКИЙ: Да что вы говорите? О, ужас какой! Опять эту штуку тащить на третий этаж.

ВАСИЛЬЕВ: Опять тащить обратно к себе, чистить. А потом опять искать точку, опять устанавливать.

ЛЕВИЦКИЙ: Понятно. А какое это к кассам отношение имеет, я что-то не пойму?

ИВАННИКОВ: Смотрите: это первая причина, что можно промахнуться в локации. Вторая причина – к сожалению, у нас нет вот таких долговременных договоров, как вот коллега из одной западной компании, работающей в этой сфере, проходил стажировку в Швейцарии. И волосы дыбом – был удивлен, что там договора заключают операторы с арендодателями на пять лет. И вот по этой причине, в общем, бизнес достаточно стабильный, размеренный. И в течение пяти лет он работает, не опасаясь того, что завтра придет кто-то и предложит более высокую аренду, и ему придется снять автомат.

А как это относится к контрольно-кассовым терминалам, это такой больной вопрос, потому что в этом случае это лишает мобильности предпринимателя. Представьте: для того, чтобы работать на конкретной точке, значит, нужно зарегистрировать в налоговой, потому что фискальный регистратор будет установлен, соответственно, по конкретному месту локации. А если это место локации… Бывает даже вплоть до смешного, когда торговый представитель договорился, установил, привозят автомат, и он говорит: «Слушайте, а вот почему-то мне казалось, что он такой серо-буро-козявчатый должен быть, а он на самом деле у вас синий. Нет-нет-нет, такой мне не нравится». И после вот всей этой проделанной работы, вот представьте, соответственно, автомат уезжает обратно на склад, точка эта не открыта, и очень огромные трудозатраты…

ЛЕВИЦКИЙ: А какие вообще договоры? Срок действия договоров российских какой?

ИВАННИКОВ: Как правило, подписывается на год договор, но в течение этого года все равно за собой арендодатель порой оставляет право на односторонний разрыв договора, буквально уведомив за месяц или за две недели.

ВАСИЛЬЕВ: И по Гражданскому кодексу, существует: за 30 дней уведомил, и он имеет право расторгнуть договор.

ИВАННИКОВ: Вот это первый аспект. А второй аспект – собственно, ремонт автомата, как правило, осуществляется силами самого предпринимателя. В случае, например, сломался банкнотоприемник. Что делает предприниматель на практике? У него запасной банкнотоприемник в машине, он этот вытаскивает, ставит другой. И, собственно, тем самым устранил поломку. В случае, если это контрольно-кассовый терминал будет стоять, сам предприниматель не имеет права его ремонтировать или менять. Он индивидуален, он должен, соответственно, обратиться в ту компанию, которая будет это дело все ремонтировать.

А есть такие места, где, в общем-то, например, закрытые объекты – телевидение или какие-то почтовые ящики, – куда, собственно, чтобы пропуск получить, нужен месяц. И мы не знаем, какой инженер, допустим, приехал бы от сервисной этой компании по обслуживанию контрольно-кассового терминала. Автомат будет простаивать, аренда будет капать. И в итоге, в общем-то, это парализует и остановит бизнес. Поэтому, собственно, наверное, ни в одной из стран такой практики нет.

ВАСИЛЬЕВ: Существуют еще, я хотел бы добавить, нюансы технические. Во-первых, кассовые аппараты эти практически трудно подсоединить к автомату, потому что протокола специального нет. Это надо протокол написать. Это специальные службы, которые регламентируют для каждой модели свой. Производителей больше сотни, моделей – тысячи. Это невыполнимая практически технически задача. То бишь, написать можно только на один, а на два – это противоречит, естественно, антимонопольному законодательству.

ЛЕВИЦКИЙ: Как государство узнает-то ваш оборот-то?

ИВАННИКОВ: А мы ЕНВД платим, бизнес платит вмененный налог. Государство оценило во что… с помощью, наверное, экспертных групп, какова доходность каждого автомата, и с каждого автомата… Вот сейчас, кстати, ясность внесена, наконец, в последних изменениях, потому что мы были в одной, так сказать, категории с киосками, и там считалось как торговое место, и 5 квадратных метров. И было непонятно: 5 квадратных метров – можно поставить один, два, три или… всякие разъяснения.

Писали запросы в соответствующие ведомства. Сейчас достаточно четко обозначено, что торговый автомат и есть, собственно, субъект налогообложения. Платится уже упомянутый ЕНВД в размере… Вернее, скажем, доходность оценивается в 4500 рублей с одного автомата, вне зависимости, как он будет продавать. Это уже риск предпринимателя.

ЛЕВИЦКИЙ: Понятно, да. Вы сразу понимаете, что в бюджет вы ставите эту цифру…

ИВАННИКОВ: И государству все достаточно прозрачно и все в этом плане ясно.

ЛЕВИЦКИЙ: О’кей, хорошо. Спасибо большое. Завершаем нашу беседу. Интересный бизнес, гораздо менее привлекательный, как оказалось, лично для меня, судя по нашему разговору. Остается пожелать Виктору успехов в дальнейшем развитии его сети, довести до сотен тысяч автоматов, как это происходит на Западе.

ВАСИЛЬЕВ: Спасибо.

ЛЕВИЦКИЙ: Валерию – успехов в лоббировании интересов…

ИВАННИКОВ: Спасибо.

ЛЕВИЦКИЙ: …В этой отрасли и поддержании начинающих предпринимателей. Спасибо большое. Дмитрий Левицкий был в эфире, программа «Сфера обслуживания». Слушайте каждый вторник нас на «Финам FM». До свидания.

© Finam.fm

Источник Финам ФМ
2011-06-01T07:52:08+00:00 Май 31st, 2011|Categories: Вопрос-ответ, Новости HAAT|Tags: , |Комментарии к записи Финам ФМ: Сфера обслуживания — Вендинг отключены