Обзор судебной практики по спорам, связанным с торговыми автоматами — часть 1

 Обзор судебной практики по спорам, связанным с торговыми автоматами

С увеличением в нашей стране числа вендинг-предпринимателей, с вовлечением в оборот все большего количества торговых автоматов, растет и количество судебных споров, связанных с торговыми автоматами.

Сегодня мы обратимся к судебной практике2010-2012 гг. и проанализируем причины конфликтов и способы их разрешения. Исходя из наших примеров, Вы сможете сделать вывод – стоит ли ввязываться в судебные разбирательства в тех или иных случаях, и какую модель договорных отношений выбрать в будущем, чтобы попросту включить проблемные пункты в заключаемые договора.

Прежде чем начать наш разбор, сделаем одну важную оговорку. Как известно, в Российской Федерации решения судов «де юре» не являются источником права, между тем, «де факто», высшие судебные инстанции подготавливают обзоры судебных решений, и данные обзоры используются нижестоящими инстанциями. То есть, ранее рассмотренные дела используются в качестве той самой ориентировки, которая нам и нужна. Ниже рассмотренные дела мы разделили по тематикам.

Аренда помещений (площади) под торговые автоматы
Большое количество споров и судебных разбирательств связано с арендой площади под размещение торговых автоматов (условия и сроки такого размещения, порядок пролонгации, одностороннее расторжение договора).

1. Горелова против Больницы Бурденко
У предпринимателя Гореловой был установлен бахильный автомат в больнице. Договор, как и полагается, был заключен с Мингосимуществом. Автомат был установлен на условиях аренды 2 квадратных метров на неопределенный срок с автоматической пролонгацией. Договор действовал, продажи шли, но в один момент Мингосимущество уведомило предпринимателя Горелову о расторжении договора. Предпринимателя не устроил такой поворот дел, т.к., по мнению предпринимателя, ситуация по торговле бахилами в Пензенской областной больнице не изменилась, бахилы по-прежнему необходимы посетителям, однако ее неправомерно вытеснили с торгового места, потребовав расторжения договора аренды; при этом торговля бахилами осуществлялась аптечным пунктом. Учитывая данные обстоятельства, предприниматель Горелова посчитала, что нарушены положения части 1 статьи 15, части 4 статьи 16 Федерального закона «О защите конкуренции», поскольку расторжением договора ограничен доступ предпринимателя на товарный рынок по торговле медицинскими бахилами.

Суды всех инстанций отказали предпринимателю Гореловой в удовлетворении иска, констатировав, что Мингосимуществом 1) соблюден порядок расторжения договора; 2) отсутствует факт нарушения законодательства о конкуренции.

Данное разбирательство могло бы иметь другие результаты, в том случае, если Мингосимущество расторгло договор с одним предпринимателем, установившим торговый автомат, но оставило другого предпринимателя (конкурента) с торговым автоматом, и данный факт был подтвержден антимонопольным органом. Суды констатировали, что отношения между предпринимателем Гореловой и больницей (в лице Мингосимущества) основаны не на властном подчинении, а на их юридическом равенстве. Кроме того, предприниматель Горелова не обратилась в Антимонопольный орган с требованием проверить факт вытеснения с соответствующего товарного рынка, освободив его для аптечного пункта.

В качестве резюме по данному спору: общая рекомендация проверять каждый из фактов возможного нарушения антимонопольного законодательства; в договоре детально указывать условия расторжения соглашения.

2. ОАО РЖД против «Кофейные автоматы Филипповой»
В рассматриваемом деле ОАО РЖД обратилось с иском к Кофейной компании с требованием об освобождении двух помещений вокзалов от торговых автоматов. Договора были заключены на неопределенный срок. РЖД направило Кофейной компании уведомления об отказе от договора и необходимости возвратить имущество (торговые автоматы). После уведомлений РЖД обратилось в суд с требованием возврата имущества.

Суд встал на сторону РЖД, указав, что если срок договора аренды не определен, договор аренды считается заключенным на неопределенный с рок. В этом случае каждая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону за три месяца, если иной срок не установлен договором.
При прекращении договора аренды арендатор обязан возвратить имущество арендодателю в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа.
Стороны предусмотрели возможность каждой из сторон отказаться от договора, предупредив другую сторону не позднее, чем за один месяц до предполагаемой даты прекращения договора. Других оснований для использования помещений у Кофейной компании не имеется. Требования РЖД были признаны судом обоснованными, имущество подлежит возврату арендодателю.

При обращении в вышестоящую инстанцию Кофейная компания апеллировала к не полному выяснению обстоятельств, имеющих значение для дела. Кофейная компания посчитала, что РЖД допущено нарушение статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, выразившееся в использовании своих прав в целях ограничения конкуренции. Причиной расторжения спорных договоров, по мнению ответчика, явилось предоставление преференций другим хозяйствующим субъектам – арендаторам соседних помещений, где установлены аналогичные торговые автоматы с конкурентным ассортиментом. То есть, Кофейная компания, апеллировала к положениям законодательства о защите конкуренции.

В качестве резюме по данному судебному разбирательству: Кофейная компания выбрала неверный способ защиты своих прав. Последовательно верным способом защиты прав могло выступать обращение в антимонопольный орган с указанием всех обстоятельств о предоставлении преференций. 

3. СПб Пассажиравтотранс против Петровендинг
В данном разбирательстве две стороны — СПб Пассажиравтотранс (далее по тексту – Предприятие) и Петровендинг Центр (далее по тексту – Общество). В соответствии с условиями договора Предприятие предоставило Обществу право установки на своей территории торговых автоматов по продаже горячих напитков и сопутствующих продовольственных товаров, перечень которых определен в приложениях к договору, а Общество обязалось своевременно и полностью оплачивать установленную договором плату за данные услуги.

Договор действовал с момента его подписания до 31.12.2007, при этом согласно пункту 6.2 договора было предусмотрено, что в случае, если за 10 дней до окончания срока Договора ни одна из сторон не заявит письменно о его прекращении, Договор автоматически продлевается на следующий календарный год на тех же условиях.

Согласно пунктам 6.3 и 6.5 договор мог быть расторгнут досрочно Предприятием только в случае нарушения Обществом сроков или порядка проведения расчетов; Договор может быть расторгнут досрочно только по обоюдному согласию сторон либо по основаниям, предусмотренным в пункте 6.3 договора – с уведомлением Общества не менее чем за 15 дней до предполагаемой даты расторжения.

Предприятие 26.10.2010 в Уведомлении сообщило Обществу о прекращении действия Договора с 15.11.2011 и предложило ему произвести сверку взаиморасчетов, а также предпринять все необходимые действия для вывоза оборудования с территории филиалов Предприятия (т.д. 1, л. 60).
В ответ Общество письмом от 11.11.2010 № 302 сообщило, что оснований для досрочного расторжения Договора, предусмотренных пунктом 6.3 Договора, не имеется, а также предложило урегулировать возникшую проблему путем переговоров.

Суд первой инстанции, придя к выводу о том, что Уведомление не содержит достаточных оснований для расторжения Договора в одностороннем порядке в соответствии с его пунктом 6.3, и, признав договор действующим, в иске отказал. Апелляционный суд, не согласившись с выводами суда первой инстанции, отменил его решение, посчитав Договор прекращенным по окончании срока его действия (31.12.2010).

Кассационная инстанция отказала Обществу в удовлетворении жалобы по следующим обстоятельствам. По своей правовой природе Договор между Предприятием и Обществом является договором возмездного оказания услуг, поэтому спорные правоотношения регулируются положениями главы 39 ГК РФ.
Статьей 782 ГК РФ предусмотрено право сторон в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг.

При этом закон не связывает такой отказ с наличием тех или иных причин, побудивших заказчика или исполнителя отказаться от исполнения договора. Предприятие в письме от 01.02.2011 № 03/2-02/6 со ссылкой на Уведомление известило Обществу о том, что Договор прекратил свое действие 31.12.2010, что не противоречит нормам действующего гражданского законодательства, а также условиям Договора. Таким образом, Договор является расторгнутым, а требования Предприятия о демонтаже оборудования и освобождении его территории в соответствии со статьей 304, 305 ГК РФ подлежит удовлетворению.

Резюме по данному делу: даже если одна из заинтересованных сторон включит в соглашение специальные условия расторжения такого договора, с пролонгацией его на год, суд будет опираться на действующие нормы гражданского законодательства, и права одной из сторон на расторжение договора с соблюдением всех прав и формальностей. При этом, на наш взгляд, Обществом выбрана удачная формула договора с автоматической пролонгацией его на год (как вариант – аналогичный основному сроку, указанному в соглашении).
Можем порекомендовать не только включать в договора условие об автоматической пролонгации на год, но и ответственность владельца площади за досрочное расторжение договора. 

4. СЛТ-Маркет против РИО Менеджмент
В данном споре два участника: первый владелец площади – РИО Менеджмент, второй – владелец и оператор торговых автоматов СЛТ-Маркет. Стороны заключили договор аренды, по которому во владение и пользование было передано три торговых места. Договор был заключен на срок аренды, начинающийся с 10 ноября 2007 года и заканчивающийся через три полных месяца с даты аренды, если этот срок не будет продлен или прекращен досрочно в соответствии с условиями настоящего договора.
В соответствии с пунктом 5.2 договора аренды, действие договора автоматически продлевается каждый раз на тех же условиях и на тот же срок 3 месяца, если ни одна из сторон не заявит другой стороне о намерениях прекратить не менее чем за 30 тридцать календарных дней до окончания срока его действия.
Указанные торговые места были переданы ответчику по передаточному акту (одно из них позднее возвращено арендодателю).

Оператор торговых операторов исправно платил арендную плату, и через некоторое время продал автоматы третьей компании. Далее было направлено уведомление арендодателю о смене стороны в договоре, однако документы о смене стороны, и/или о расторжении основного договора так и не были подписаны. Автоматы продолжали работать на площади, при этом арендной платы не вносилось.

Владелец торговой площади подал в суд с требованиям взыскать с компании СЛТ-Маркет задолженность по аренде и неустойку. Суд сделал вывод о том, что в установленном договором порядке вопрос о прекращении договора аренды не был решен. С компании СЛТ-Маркет было взыскано почти пол миллиона рублей.

Резюме по делу: из-за отсутствия уведомления о расторжении договора, а равно не подписании документов о передаче прав по договору аренды, владелец торговых автоматов «попал» на крупную денежную сумму, сопоставимую со стоимостью нескольких торговых автоматов. 
Общая рекомендация: дотошно выполнять условия договора (и действующего гражданского законодательства) о порядке расторжения договора. Обязательно направлять уведомления, подписывать дополнительные соглашения, акты.

 

Обсуждение на форуме infovend.ru

2012-09-07T10:09:58+00:00 Сентябрь 7th, 2012|Categories: Судебная практика|Tags: |0 Comments